Интервью с вампиром
Hiruline РегенерацияГирудотерапия для врачейМеждународное сотрудничествоГирудотерапия Санкт-ПетербургаКосметика и пиявкиПроизводство пиявкиО медицинской пиявкеКонференции и семинарыКорпорация Гирулайн

Интервью с вампиром

Невзрачное здание на окраине Петербурга—зеленоватые стены, приглушенный свет. Рядом со стеллажами стеклянных банок металлические столы. На них подтеки свежей крови: следы недавней кормежки. Сотни тысяч пиявок на «Биофабрике» Олега Каменева съедают крови по тонне за месяц. Предприниматель берет ее по дешевке на нескольких мясокомбинатах. «Пиявку еще иногда надо уговаривать покушать. Они часто срыгивают, и вообще наши работницы говорят, что уход за ними, как за младенцами»,—улыбается Каменев, держа в руке одну из своих селекционных пиявок-маток—колбаску длиной с авторучку и с пятирублевую монету в диаметре.

Дело у Каменева перспективное. Кроме него разведением hirudomedicinalis(латинское название лечебного кровососа) в России занимаются еще три фирмы: Международный центр медицинской пиявки и «Гирудо-мед» в Подмосковье, «Гируд И.Н.» в Саратовской области. Ежегодно они производят, по данным президента Российской ассоциации гирудологов Изольды Басковой, до 4 млн медицинских пиявок. Спрос на них постоянно растет вместе с увеличением числа врачей-гирудотерапевтов. В 1991-м, рассказывает Баскова, возглавляемая ею ассоциация насчитывала 80 членов, а сейчас их уже 400. Всего же в России около 3000 врачей—адептов древнего метода лечения. Питерская «Биофабрика» с ее полумиллионом кровососов в год—не крупнейший центр «пиявководства», но ее хозяин Олег Каменев из пиявки научился выжимать, пожалуй, больше других. У него производство полного цикла: он продает и непосредственно пиявок, и сделанную из них косметику. Кроме того—обучает гирудотерапевтов, то есть формирует потребителей своего же товара. И, конечно, сам ставит пациентам пиявок. «Пиявки для меня—и работа, и хобби. И песню Дуремара я люблю»,—говорит Каменев.

Кровососущих кольчатых червей для лечения разных болезней применяли еще в Древнем Египте. Расцвета метод достиг в Европе в XVII–XVIIIвеках. Кровопускание и само по себе было модно, а тут врачи еще поняли, что пиявка не только поглощает кровь, но и впрыскивает пациенту десятки полезных веществ, содержащихся в ее слюне. В России охотником до пиявколечения был царь Алексей Михайлович. В XIXв., по словам Изольды Басковой, из России в Европу на подводах во влажном мху ежегодно вывозили до 100 млн пиявок. И европейцы платили за каждую по несколько копеек—серьезнейшая статья экспорта, уступавшая разве только вывозу зерна. Но потом появились доступные антисептики и антибиотики, и древний метод потерял актуальность.

В конце века маятник качнулся в другую сторону: начался бум натуропатии. Аналоги главного фермента пиявки—гирудина, который препятствует сворачиванию крови,—синтезированы в виде таблеток, и врачи официальной медицины утверждают, что при надобности лучше принимать их: ведь «пиявке никто не чистил зубы». Гирудотерапевты возражают, что пиявка—это не одно вещество, а сотни, плюс «воздействие на биологически активные точки». Они вновь неплохо зарабатывают: процедура, в ходе которой пациенту ставят 5–10 пиявок, обходится в 500–700 руб., курс лечения из нескольких процедур—в $50–100. Спектр болезней—от гинекологических до сосудистых. Гирудотерапевты могут поставить пиявку (за уши) для того, чтобы цвет лица стал здоровым.

Каменевы—известная в северной столице династия врачей, практикующих лечение природными компонентами. Отец Олега Каменева, Юрий Олегович, был последователем автора теории долголетия, личного врача Ленина Абрама Залманова. У брата Олега, Игоря Каменева, в Санкт-Петербурге свой бизнес—ООО «Народная медицина», один из крупных российских производителей биодобавок и сборов лекарственных трав.

Когда в 1982-м Олег Каменев закончил 1-й Ленинградский мединститут, он уже был знаком с гирудотерапией. Но даже в начале 1990-х, когда помогал брату в бизнесе, он не предполагал, что пиявок придется выращивать самому.

Несколько тысяч неприкаянных кровососов и четыре ухаживающих за ними женщины, рассказывает Каменев, попали на его попечение случайно. В 1995-м обанкротилась не имеющая отношения к медицине фирма, которая хотела заработать на разведении пиявок. Остатки их бизнеса Каменев и купил за $2000.

За 10 лет штат «Биофабрики» вырос в 10 раз, продолжают работать и первые 4 сотрудницы. В отличие от их первоначальных работодателей Каменев сумел наладить систему и вскоре выкупил 2 здания для «Биофабрики». Едва зарегистрировав фирму, он совместно с Медицинской академией последипломного образования создал учебный курс для врачей—за месяц слушатель платит 7500 руб. Каменев с гордостью говорит, что с 1995 г. подготовил около 1500 специалистов—если верить его словам, половину всех специалистов в России.

Но не все они стали его клиентами. Постоянных покупателей, по словам Каменева, у него около сотни. В год предприниматель продает около полумиллиона, как он выражается, «кровососочек»—по 20 руб. 50 коп. за каждую.

Крупнейший и старейший российский центр «пиявководства», основанный еще в 1935 г. подмосковный Международный центр медицинской пиявки, в год реализует в 4 раза больше пиявок, и каждая чуть дороже: по 20 руб. 90 коп. «Каменев—конкурент, но наших покупателей он не переманит, потому что мы настоящие пиявочные монстры»,—образно высказывается коммерческий директор центра Вячеслав Мигаль. Особенность рынка в том, что гирудотерапевты покупают животных у проверенных поставщиков. А поскольку за пиявку пациент платит минимум втрое дороже, чем ее покупает доктор, копеечная разница для последнего роли не играет.

Другое дело—продажа косметики, изготовленной с использованием экстракта из пиявок. Международный центр под руководством доктора Геннадия Никонова продает 60 наименований относительно недорогой косметики. У Каменева другая стратегия: в 2000 г. он вложил $15 000 в разработку двух косметических наборов Hiruline(малого и большого) с квадратными баночками, по $50 и $100 соответственно.

Чтобы уменьшить отходы производства, Каменев решил делать из экстракта пиявок косметику. Право впиваться в тело пациента получали только сильные особи, а слабых приходилось утилизировать. Каменев думал пустить их на кремы, но оказалось, что «слабаки» не годятся—пришлось выводить новую «линию» пиявок.

Впрочем, признается предприниматель, пока особого успеха у косметики, которая продается в аптеках и центрах гирудотерапии, нет—«западная женщина может себе позволить дорогую баночку, а наша—нет». Есть и другая проблема: чтобы продавать столь необычный продукт, нужно серьезно потратиться на рекламу, к чему Каменев пока не готов.

Но тут же увлеченно рассказывает, что у него, в отличие от доктора Никонова, «не просто косметика, а целый комплекс по омоложению кожи». Есть даже антистрессовые средства—их делают с применением пиявок, которых специально вводят в стресс. Как, говорит Каменев,—секрет.

Врачебная практика, обучение врачей и продажа косметики, по его словам, приносят лишь 40% дохода. Остальное дает «пиявководство». Его рентабельность, по словам предпринимателя, около 20%. При продаже «годовой нормы» в 500 000 особей прибыль получается около $70 000. Основа дела—генофонд пиявок: 40 000 маток, каждая из которых приносит ежегодно более сотни детенышей. Хотя настоящий фундамент, конечно, семья Каменева. Жена Людмила заведует производством «Биофабрики», сестра Елена занимается маркетингом, а дочь, школьница Маша, посещает биологический кружок и готовится продолжить фамильное дело.

Каждое лето семья Каменевых бывает на Кубани, где у них дом с лабораторией возле чистого водоема—одного из последних мест в России, где можно исследовать и брать для селекции диких hirudomedicinalis. Вообще этот вид занесен в Красную книгу, и в природе его почти не осталось. Как и подлинно дуремарского промысла—не выращивания, а ловли пиявок.

Русский Newsweek 10 - 16 октября 2005 № 38 (68)
Наталья Старостина